Монтень: Истина не становится мудрее

   
МИШЕЛЬ ДЕ МОНТЕНЬ: Истина не становится мудрее
 
ЦИТАТЫ И ВЫСКАЗЫВАНИЯ: 

В тех, кто ставит своей неизменной целью домогаться возможно большей учености, кто берется за писание ученых трудов и за другие дела, требующие постоянного общения с книгами, – в тех обнаруживается столько чванства и умственного бессилия, как ни в какой другой породе людей.


Истина настолько великая вещь, что мы не должны пренебрегать ничем, что ведет к ней.


Я говорю правду постольку, поскольку осмеливаюсь ее говорить; чем старше я становлюсь, тем реже осмеливаюсь это делать.


Если бы ложь, подобно истине, была одноликою, наше положение было бы значительно легче. Мы считали бы в таком случае достоверным противоположное тому, что говорит лжец. Но противоположность истине обладает сотней тысяч обличий и не имеет пределов.


Истина не становится мудрее от своего возраста.


Кто попал далее цели, так же точно промахнулся, как и тот, кто не попал в цель.


Описывать прошлое – меньший риск, чем описывать настоящее, ибо в этом случае писатель отвечает только за точную передачу заимствованного им у других.


Весло, погруженное в воду, кажется нам надломленным. Таким образом, важно не только то, что мы видим, но и как мы это видим.


У кого тощее тело, тот напяливает на себя много одежек; у кого скудная мысль, тот приукрашивает ее напыщенными словами.


Если не занять наш ум определенным предметом, который держал бы его в узде, он начинает метаться из стороны в сторону… по бескрайним полям воображения. И нет такого безумия, таких бредней, которых не порождал бы наш ум, пребывая в таком возбуждении.


Легко видеть, что именно обостряет наши страдания и наслаждения: это – сила действия нашего ума.


Ценностью вещей мы называем не то, что они в состоянии нам доставить, но то, какой ценой мы их себе достали… Алмазу придает достоинство спрос, добродетели – трудность блюсти ее, благочестию – претерпеваемые лишения, лекарству – горечь.


Обосновывать изначальные и всеобщие истины не так-то просто.


Чем острее и проницательнее наш ум, тем отчетливее он ощущает свое бессилие и тем меньше доверяет судьбе.


Принимая во внимание способ, которым нас обучают, неудивительно, что ни ученики, ни сами учителя не становятся от этого мудрее, хотя и приобретают ученость. И в самом деле заботы и издержки наших отцов не преследуют другой цели, как только забить нашу голову всевозможными знаниями; что до разума и добродетели, то о них почти не помышляют.


Нередко бывает, что врач, менее, чем всякий другой, печется о врачевании своих недугов, теолог – о самосовершенствовании, а ученый – о подлинных знаниях.


Истина и доводы разума принадлежат всем, и они не в большей мере достояние тех, кто высказал их впервые, чем тех, кто высказал их впоследствии.


Выгода, извлекаемая нами из наших занятий, заключается в том, что мы становимся лучше и мудрее.


Ученость чисто книжного происхождения – жалкая ученость.


Познакомившись с великим разнообразием характеров, сект, суждений, взглядов, обычаев и законов, мы научаемся здраво судить о собственных, а также приучаем наш ум понимать его несовершенство.


Отличительный признак мудрости – это неизменно радостное восприятие жизни.


Мудрость успокаивает душевные бури, научает сносить с улыбкой болезни и голод… опираясь на вполне осязательные, естественные доводы разума.


Полагаю, что тот, у кого в голове сложилось о чем-либо живое и ясное представление, сумеет передать его на любом, хотя бы тарабарском наречии.


Это словам надлежит подчиняться и идти вслед за мыслями, а не наоборот.


Красноречие, отвлекая на себя наше внимание, наносит ущерб самой сути вещей.


Желание отличиться от всех остальных непринятым и необыкновенным покроем одежды говорит о мелочности души; то же и в языке: напряженные поиски новых выражений и малоизвестных слов порождаются ребяческим тщеславием.


Подражание чужой речи в силу ее доступности – вещь, которой постоянно занимается целый народ; но подражать в мышлении и в воображении – это дается не так уж легко. Большинство читателей, находя облачение одинаковым, глубоко заблуждаются, полагая, что под ним скрыты и одинаковые тела. Силу и сухожилия нельзя позаимствовать; заимствуют только уборы и плащи.


Можно поучиться и у врага.


Я прежде всего хотел бы знать надлежащим образом свой родной язык, а затем язык соседних народов, с которыми я чаще всего общаюсь.


Разум мой научил меня, что с решимостью осуждать что бы то ни было, как ложное и невозможное, – значит приписывать себе преимущество знать границы и пределы воли Господней и могущества матери нашей природы; а нет на свете большего безумия, чем мерить их мерой наших способностей и нашей осведомленности.


Кто никогда не видел реки, тот, встретив ее в первый раз, подумает, что перед ним океан.


Люди с более тонким умом наблюдают с большей тщательностью и видят больше, но они склонны придавать всему свое толкование и, желая набить цену… не могут удержаться, чтобы не исказить хоть немного правду… они охотно присочиняют кое-что от себя, так сказать, расширяя и удлиняя истину.


Поэзия прекрасная, выдающаяся, божественная – выше наших правил и выше нашего разума. Тот, кто способен уловить ее красоту… может разглядеть ее не более чем сверкание молнии. Она нисколько не обогащает наш ум; она пленяет и опустошает его.


Я стараюсь по возможности идти не столько вширь, сколько вглубь, и порою мне нравится смотреть на вещи под необычным углом зрения.


Я не могу заставить себя поверить, чтобы неразвитый ум мог сотворить больше, чем ум сильный и развитой, а также, чтобы с помощью размышления нельзя было достигнуть того же, что достигается простой привычкой.


Книги приятны, но если, погрузившись в них, мы утрачиваем в конце концов здоровье и бодрость – самое ценное достояние наше, – то не лучше ли оставить и их. Я принадлежу к числу тех, кто считает, что польза от них не может возместить эту потерю.


Есть науки бесплодные и бесполезные, и большинство из них создано ради житейской суеты.


Рассуждение есть орудие, годное для всякого предмета, и оно примешивается всюду.


Если речь идет о предмете мне неясном, я именно для того и прибегаю к рассуждению, чтобы издали нащупать брод и, найдя его слишком глубоким для моего роста, стараюсь держаться поближе к берегу. Но уже одно понимание того, что переход невозможен, есть результат рассуждения, притом один из тех, которыми… можно гордиться.


Есть все основания утверждать, что невежество бывает двоякого рода: одно, безграмотное, предшествует науке; другое, чванное, следует за нею. Этот второй род невежества так же создается и порождается наукой, как первый разрушается и уничтожается ею.

* * *
Вы читали Мишеля де Монтеня (1533-1592) цитаты, высказывания, мысли и афоризмы - онлайн. (краткое содержание М Монтеня - справа)
Читать Мудрые мысли, изречения - от великих людей из коллекции мудростей жизни  haiam.ru

.............
haiam.ru 

 


 
ГЛАВНАЯ
    
МОНТЕНЬ высказывания 1
МОНТЕНЬ высказывания 2
МОНТЕНЬ высказывания 3
МОНТЕНЬ высказывания 4
МОНТЕНЬ высказывания 5
МОНТЕНЬ высказывания 6
МОНТЕНЬ высказывания 7
МОНТЕНЬ высказывания 8
МОНТЕНЬ высказывания 9
МОНТЕНЬ цитаты 10
МОНТЕНЬ цитаты 11
МОНТЕНЬ цитаты 12
МОНТЕНЬ цитаты 13
МОНТЕНЬ цитаты 14
МОНТЕНЬ цитаты 15
МОНТЕНЬ цитаты 16
МОНТЕНЬ цитаты 17
МОНТЕНЬ БИОГРАФИЯ

 

 
МОНТЕНЬ   1
МОНТЕНЬ   2
МОНТЕНЬ   3
МОНТЕНЬ   4
МОНТЕНЬ   5
МОНТЕНЬ   6
МОНТЕНЬ   7
МОНТЕНЬ   8
МОНТЕНЬ   9
МОНТЕНЬ  10
МОНТЕНЬ  11
МОНТЕНЬ  12
МОНТЕНЬ  13
МОНТЕНЬ  14
МОНТЕНЬ  15
МОНТЕНЬ  16
МОНТЕНЬ  17
МОНТЕНЬ БИОГРАФИЯ
 
ОШО любовь свобода
ОШО жизнь любовь  
ОШО

 
Омар Хайям о жизни
Омар Хайям о любви
Омар Хайям о вине
Омар Хайям о счастье
Омар Хайям о женщинах
Хайям Мудрости жизни
Омар Хайям картинки
 
о Мире  о Людях  о Боге
о Смысле жизни
о Смерти
Любовь  Власть   Дураки
Вино   Ад и Рай  Дружба
Свобода   Вопросы

  
рубаи 100   рубаи 200
рубаи 300   рубаи 400
рубаи 500
 
ВОСТОЧНАЯ мудрость
МЫСЛИ мудрецов
СЛОВА мудрых людей
ПРИТЧИ о семье
Ходжа Насреддин

 
   

 
  haiam.ru.