на главную
содержание
  
Причина книги
   
Жалоба на завистников
   
Начало повести
 
Лейли и Кейс полюбили
 
Отец Меджнуна
 
Плач Меджнуна
 
Отец увозит Меджнуна
 
Ответ Меджнуна отцу
 
Сватовство Ибн-Салама
 
Науфал и Меджнун
 
Битва Науфала
  
Старуха ведет Меджнуна
  
Отец выдает Лейли

Меджнун со зверями
 
Притча
 
Письмо Лейли Меджнуну
 
Меджнун поет Лейли
 
Кончина Лейли
 
Кончина Меджнуна

  
   
омар хайям лучшее:
 
хайям омар о жизни

хайям омар о любви

хайям омар  о вине

хайям омар счастье

хайям омар  о мире

хайям омар о людях

хайям омар  о боге

хайям  смысл жизни
 
хайям мудрости жизни
 
омар хайям и любовь
омар хайям и власть
омар хайям и дураки
  
рубаи   100
рубаи   200
рубаи   300
рубаи   400
рубаи   500
  
рубаи   600
рубаи   700
рубаи   800
рубаи   900
рубаи  1000
   

Лейли и Меджнун: Низами Гянджеви: Начало повести

 
Начало повести

Сказитель, перед тем как начинать,

Стал жемчуг слов сверлить и подбирать.


Жил некогда в Аравии один

Великий муж, арабов властелин.


Стараньем шейха амиритов край

Поистине расцвел, как божий рай.


Земля, его дыханьем вспоена,

Была благоуханнее вина.


Муж доблестный всем обликом своим

Ни с кем другим на свете несравним.


Он украшал Арабский халифат

И, как Гарун Аджамский, был богат.


Как в скорлупе таящийся орех

Судьбою огражден от бедствий всех.


Но милостью других не обделя,

Сам был свечой, лишенной фитиля.


Он жаждал сына, так ракушка ждет,

Что в ней волшебный жемчуг расцветет.


Так хлебный колос клонится пустой

Без полновесной силы золотой.


Шейх тщетно уповал, что, сжалясь, рок

Дозволит древу новый дать росток:


У кипариса на закате дней

Побег взрастет из свившихся корней.


И на лугу фазан в палящий день

Под молодой листвой обрящет тень.


Счастливец тот, с кем рядом сын растет,

В потомках он бессмертье обретет.


Шейх к милосердью высшему взывал,

Дирхемы щедро нищим раздавал.


«Родись, мой месяц, мой желанный сын!»

Жасмин сажал он, но не рос жасмин.


В пустой ракушке силился опять

Жемчужную он завязь отыскать.


Не знал он, тщетно вознося мольбу,

Что слезной просьбой искушал судьбу.


Не ведал он, печалью угнетен,

Что в ожиданье каждом свой резон,


Что связано все тесно на земле,

И смысл особый есть в добре и зле.


Что если кем-то был отыскан клад,

То лучше не найти его в сто крат!


И в списке дел, что будут на пути,

Иные лучше вовсе обойти.


Ведь счастья не находят люди те,

Что пребывают в вечной суете.


Ключ к тайне ищут, к той, что на замке,

Не ведая, что ключ у них в руке.


Шейх, чтоб родился столь желанный сын,

В глубинных копях свой искал рубин.


Моленьям слезным внял благой творец

И первенца послал он наконец.


На розовый бутон похож сынок.

Не роза, нет! — манящий огонек.


Жемчужинка блестящая. При нем

Сменилась ночь неугасимым днем.


Весть разошлась по всем концам страны,

Отец сорвал замок своей казны.


Он роздал все. Так роза наземь в срок

За лепестком роняет лепесток.


Чтобы недугов мальчик не знавал,

Он добрую кормилицу призвал.


Не мать, а время нянчилось с сынком

И благостным поило молоком.


Был молока священного глоток

Как преданности будущей залог.


Та пища, что вкушал он, с каждым днем

Любовь и стойкость укрепляли в нем.


Индиго, окропившее чело,

Восторженные чувства в нем зажгло.


И, проливаясь, капли молока

Росой казались в венчике цветка.


Кто глянет в колыбель — произнесет:

«Соединились молоко и мед!»


Сиял младенец в люльке вырезной,

Покоясь двухнедельною луной.


«Талант любви ребенку богом дан!»

И наречен был Кейсом мальчуган.


Год миновал, и убедились все,

Что мальчику в пленительной красе


Сама любовь, благословляя в путь,

Вложила перл в младенческую грудь.


До трех годков, играя и шутя,

Резвясь в садах любви, росло дитя,


В семь лет кудрявый, прелестью живой,

Тюльпан напоминал он огневой.


А в десять лет — твердили все уста,

Что легендарной стала красота.


При виде лучезарного лица

Молились все о здравии юнца.


Родитель, восхищен и умилен…

Был в школу мальчик им определен.


Наставник мудрый отыскался в срок,

Наук обширных истинный знаток.


Он с лаской обучал, как истый друг,

Способнейших детей пытливый круг.


Желал учитель, чтобы каждый мог

Добра и прилежанья взять урок.


В те времена, преданье говорит,

Для девочек был в школу путь открыт.


Из разных мест, стекаясь в знанья храм,

Совместно дети обучались там.


Талантов кладезь, несравненный лал,

Кейс знаний суть мгновенно постигал.


С ним вместе обучалась в школе той,

Жемчужной ослепляя красотой,


Дочь племени соседнего одна.

Была она прелестна и умна,


Нарядней куклы и луны светлей,

И кипариса тонкого стройней,


Мгновенный взгляд, скользящий взгляд ее

Был, как стрелы разящей острие.


Газель с невинной робостью в глазах

Властителей земли ввергала в прах,


Арабская луна красой лица

Аджамских тюрков ранила сердца.


В кудрях полночных лик ее сиял,

Казалось — ворон в когти светоч взял.


Медвяный ротик, сладость скрыта в нем,

Был чуть приметным оттенен пушком.


И эту восхитительную сласть,

Чтобы никто не смел ее украсть,


Отец Лейли и весь достойный клан

Оберегали словно талисман.


Той красоте волшебной надлежит

Шахбейтом стать в звучании касыд.


И капли слез, и проступивший пот

Поэт влюбленный жемчугом сочтет.


Не нужны ей румяна и сурьма, —

Была природа щедрою сама.


И родинка на бархате ланит

Сердца и восхищает, и пленит.


Не потому ль с любовью нарекли

Ее лучистым именем Лейли.


Кейс увидал и понял, что влюблен,

И был в ответ любовью награжден.


Мгновенным чувством он охвачен был,

И путь любви им предназначен был.


Им первая любовь, фиал налив,

Дала испить, сердца соединив.


О первая любовь, один глоток

Дурманной силой сваливает с ног.


Пригубив вместе розовый настой,

Они влюбленной сделались четой.


Любви вручив бестрепетно себя,

Кейс сердце отдал, душу погубя.


Но сколь любовь Лейли ни велика,

Была она застенчиво-робка.


Друзья вникали в трудный смысл наук,

Не размыкали любящие рук.


Друзья над арифметикой корпят,

Влюбленные словарь любви твердят.


Друзья уроки учат, как и встарь,

А у влюбленных свой теперь словарь.


Друзья зубрят глаголы день за днем,

Влюбленные воркуют о своем,


Отстав в науках, бросив все дела.

Любовь их вдохновляла и вела.
 
* * *
Вы читали часть из текста книги "Лейли и Меджнун" (поэма): автора Низами Гянджеви - азербайджанского поэта (в перевод на русский - Т.Стрешнева)
(продолжение поэмы - содержание - слева)
Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф Низами Гянджеви - восточный поэт, родился около 1141 года в Гяндже, в семье ремесленника. Образование получил в медресе Гянджы. В молодости писал лирические стихи. Около 1173 году Низами женился на тюркской рабыне Афак (Аппак), которую поэт воспел в своих стихах. Основные сочинения Низами - поэмы "Сокровищница тайн" (написана между 1173 и 1180), "Хосров и Ширин" (1181), "Лейли и Меджнун" (1188), "Семь красавиц" (1197) и "Искандар-наме" (в ее составе - "Книга Славы" и "Книга Счастья"; около 1203) - после его смерти были воссоединены под общим названием "Хамсе" ("Пятерица"). Сохранилась также часть лирического "Дивана" поэта: 6 касыд, 116 газелей, 2 кыт'а и 30 рубаи. "Хамсе" оказала огромное влияние на развитие многих восточных литератур, на поэтов едва ли не всех народов Ближнего и Среднего Востока.  Поэмы Низами отличают своеобразная композиция, сюжетное построение, образный язык и благородные гуманистические идеи.

Спасибо за чтение.

......................................
© Copyright: Низами - Лейли и Меджнун

 


 

   

 
  Читать текст книги: Лейли и Меджнун: автор поэт Низами (6 букв).