МОНТЕНЬ о чувствах

   
МИШЕЛЬ ДЕ МОНТЕНЬ
 
М МОНТЕНЬ: о чувствах:

Чтобы судить о роли чувств, надо было бы прежде всего добиться согласия между показаниями наших чувств и чувств животных, а затем также единогласия в показаниях чувств различных людей.


Мы по-разному воспринимаем вещи в зависимости от того, каковы мы сами.


Так как мы приноравливаем вещи к себе и видоизменяем их, сообразуясь с собой, то мы в конце концов не знаем, каковы вещи в действительности, ибо до нас все доходит в измененном и искаженном нашими чувствами виде.


Философы говорили, что слава целого мира не заслуживает того, чтобы мыслящий человек протянул к ней хотя бы один палец.


Если мы не вменим себе в закон поступать праведно, если мы приравняем безнаказанность к справедливости, то каких только злых дел не станем мы каждодневно творить!


Добродетель была бы вещью слишком суетной и легковесной, если бы ценность ее основывалась только на славе.


Распространять молву о наших деяниях и выставлять их напоказ – это дело голой удачи: судьба дарует нам славу по своему произволу.


Вся слава, на которую я притязаю, это слава о том, что я прожил свою жизнь спокойно и… по своему разумению.


Кто порядочен только ради того, чтобы об этом узнали другие и, узнав, стали бы питать к нему большее уважение, кто творит добрые дела лишь при условии, чтобы его добродетели стали известны, – от того нельзя слишком много ожидать.


Нужно быть доблестным ради себя самого и ради того преимущества, которое состоит в душевной твердости, уверенно противостоящей всяким ударам судьбы.


Я не столько забочусь о том, каков я в глазах другого, сколько о том, каков я сам по себе. Я хочу быть богат собственным, а не заемным богатством.


Для живописца или другого художника, или также ритора, или грамматика извинительно стремиться к тому, чтобы завоевать известность своими творениями; но деяния и добродетели слишком благородны по своей сущности, чтобы домогаться другой награды, кроме заключенной в них самих ценности, и в особенности – чтобы домогаться этой награды в тщете людских приговоров.


Подобает, чтобы каждый находил в себе только то, что соответствует истине.


Я завидую счастью тех, кто умеет радоваться делам рук и испытывать от этого приятное удовлетворение. Ведь это весьма легкий способ доставлять себе удовольствие, ибо его извлекаешь из самого себя.


Неплохо родиться в испорченный век, ибо по сравнению с другими вы без больших затрат сможете сойти за воплощение добродетели. Кто не прикончил отца и не грабил церквей, тот уже человек порядочный и отменной честности.


Благородное сердце не должно таить свои побуждения. Оно хочет, чтобы его видели до самых глубин; в нем все хорошо или, по крайней мере, все человечно.


Аристотель считает, что душевное величие заключается в том, чтобы одинаково открыто выказывать и ненависть, и любовь, чтобы судить и говорить о чем бы то ни было с полнейшей искренностью и, ценя истину превыше всего, не обращать внимания на одобрение и порицание, исходящие от других.


Первое и основное правило добродетели: ее нужно любить ради нее самой. Тот, кто говорит правду потому, что в силу каких-то посторонних причин вынужден к этому, или потому, что так для него полезнее, и кто не боится лгать, когда это вполне безопасно, того нельзя назвать человеком правдивым.


Поразительные и бесценные услуги оказывает нам память и без нее наш ум почти бессилен.


Вовсе не требуется всегда говорить полностью то, что ты думаешь, – это было бы глупостью, но все что бы ты ни сказал, должно отвечать твоим мыслям; в противном случае это – злостный обман.


Я считаю свои взгляды правильными и здравыми, но кто же не считает такими и свои собственные?


Люди обычно разглядывают друг друга, я же устремляю мой взгляд внутрь себя.


Если я вижу в других нечто хорошее, я глубоко уважаю это хорошее и очень охотно хвалю его.


Мои чувства могут меняться, но мои суждения – никогда… Я ревниво оберегаю свободу своего ума, и мне не так-то просто пожертвовать ею ради страсти, сколь бы неудержимой она ни была.


Добрые намерения, если их приводят в исполнение не в меру усердно, толкают людей на весьма дурные дела.


Глубокая радость заключает в себе больше суровости, чем веселья, крайнее и полное удовлетворение – больше успокоения, чем удовольствия. Блаженство истощает человека.


Тяготы и удовольствия – вещи крайне различные по природе – каким-то образом соединяются природными узами.


Я с легкостью представляю себе, что можно намеренно, добровольно и с охотой лелеять свою грусть, и настаиваю на том, что кроме честолюбия – а оно также может сюда примешиваться – во всем этом сквозит еще нечто приятное и заманчивое, что тешит нас и льстит нашему самолюбию посреди самой безысходной и тягостной грусти. Разве не существует душ, которые, можно сказать, питаются ею?


Живописцы показывают, что одни и те же движения и морщинки наблюдаются на лице человека и когда он плачет, и когда он смеется.


Всякий отлично знает, что больше храбрости и гордости в том, чтобы разбить своего врага и не прикончить его, чтобы разъярить его, а не умертвить; тем более что жажда мести таким образом утоляется, ибо с нее достаточно – дать себя почувствовать врагу.


Мститель хочет порадоваться, увидев себя отмщенным, необходимо, чтобы налицо был и обидчик, который ощутил бы при этом унижение и раскаяние.


Я знаю по опыту, что следует отличать душевный порыв человека от твердой и постоянной привычки. Знаю я также прекрасно, что для человека нет ничего невозможного вплоть до того, что мы способны иногда превзойти даже божество, – и это потому, что гораздо больше заслуги в том, чтобы, преодолев себя, приобрести свободу от страстей, нежели в том, чтоб быть безмятежным от природы.


Убийство годится тогда, когда ты хочешь избежать предстоящей обиды, но не тогда, когда хочешь отмстить за совершенный уже проступок; это скорее действие, продиктованное страхом, чем храбростью, предосторожностью, а не мужеством, обороной, а не нападением.


Наши предки довольствовались тем, что отвечали на оскорбительные слова обвинением во лжи, на обвинение во лжи – ударом. И так далее, все усиливая оскорбления. Они были достаточно храбры и не боялись встретиться лицом к лицу с оскорбленным ими врагом. Мы же трепещем от страха, пока видим, что враг жив и здоров.


Гнусно для защиты своей чести привлекать кого бы то ни было, кроме самого себя; а кроме того, я еще считаю, что для порядочного человека, целиком полагающегося на себя, недопустимо заставлять другого разделять его судьбу.


Доблесть в сражении состоит в соревновании храбрости, а эта последняя не приобретается путем обучения.


Благородные поступки всегда хороши, где бы они ни совершались.


В стремлении к славе, как и во многом другом, должна соблюдаться какая-то мера, равно как и в утолении жажды.


* * *
Вы читали Монтеня: цитаты из Опытов, высказывания, афоризмы, мудрости - тексты книги онлайн. (краткое содержание всех цитат Мишеля Монтеня - справа)
Мудрые мысли и фразы из книг: Мишель де Монтень: кратко: о жизни, человеке, дружбе: Опыты мудреца и философа: читать изречения - от великих людей из коллекции мудростей жизни  haiam.ru

.............
haiam.ru 

 


 
ГЛАВНАЯ
    
МОНТЕНЬ   1
МОНТЕНЬ   2
МОНТЕНЬ   3
МОНТЕНЬ   4
МОНТЕНЬ   5
МОНТЕНЬ   6
МОНТЕНЬ   7
МОНТЕНЬ   8
МОНТЕНЬ   9
МОНТЕНЬ  10
МОНТЕНЬ  11
МОНТЕНЬ  12
МОНТЕНЬ  13
МОНТЕНЬ  14
МОНТЕНЬ  15
МОНТЕНЬ  16
МОНТЕНЬ  17
МОНТЕНЬ БИОГРАФИЯ
 

 
ОШО любовь свобода
ОШО жизнь любовь  
ОШО

 
Омар Хайям о жизни
Омар Хайям о любви
Омар Хайям о вине
Омар Хайям о счастье
Омар Хайям о женщинах
Мудрости жизни
 
о Мире  о Людях  о Боге
о Смысле жизни
о Смерти
Любовь  Власть   Дураки
Вино   Ад и Рай  Дружба
Свобода   Вопросы

  
рубаи 100   рубаи 200
рубаи 300   рубаи 400
рубаи 500
 
ВОСТОЧНАЯ мудрость
МЫСЛИ мудрецов
СЛОВА мудрых людей
ПРИТЧИ о семье
Ходжа Насреддин

 
   

 
  haiam.ru.