Омар Хаиям рубаи стихи афоризмы великого поэта читать рубаи про кубок омара хайяма,
стихи о лозе четверостишья омара хайяма,
афоризмы омара хаияма лучшие,
стихотворения винцо хайяма сборник.

НА ГЛАВНУЮ


 рубаи  110

 рубаи  120

 рубаи  130

 рубаи  140

рубаи  150


(перевод Стрижкова)




[str-0141] 

Наповал все печали мой кубок убьет,

В нем богатство, веселье и радость живет.

Дочь лозы я сегодня беру себе в жены,

А рассудку и вере дам полный развод.

[str-0142]

Опьяняют печали.Их пленник и раб,

Потому и к вину я пристрастен и слаб.

Зло и слезы сожгли мое бедное сердце,

Стало черным оно, превратилось в кебаб. 

[str-0143]

Как умру, меня чистым омойте вином,

И в могилу кувшин мне поставьте тайком.

В Судный день отыскать меня будет нетрудно:

Средь руин кабака, в его прахе хмельном.

[str-0144]

Перед смертью, друзья, дайте чашу услад,

Пусть вино озарит мой печальный закат.

Как умру, омовенье вином совершите,

Посадите над прахом моим виноград.

[str-0145]

Месит глину ватага лихих молодцов,

Невдомек им суровый упрек мудрецов:

"Перед вами не глина, а прах ваших предков,

Обращайтесь почтительно с прахом отцов!"

[str-0146]

Тюльпан ли расцветет иль роза вспыхнет ало,

Их кровь великих шахов напитала.

Фиалка нежной родинкой была,

Прелестный лик когда-то украшала.

[str-0147]

Только горести в сердце мне шлет небосвод,

Скоро счастья рубашку совсем изорвет.

Ветер пламенем адским меня обжигает,

Воду пью, а землей набивается рот.

[str-0148]

Я пресытился нищенством, боже, на свете,

Надоели невзгоды и горести эти.

Всемогущий, ты все сотворил из нуля, -

Почему ж твоя милость меня не отметит?

[str-0149]

Я во сне увидал мудреца -- старика,

Он сказал: "Что ты спишь? Жизнь и так коротка!

Пробудись, ибо сон есть подобие смерти,

Отлежать и в могиле успеешь бока".

[str-0150]

О, когда бы для отдыха место найти

Иль конец увидать роковому пути!

О, когда бы надежда была -- хоть травинкой

Через тысячу лет из земли прорасти!

[str-0151]

Нам в мечети твердят: "Бог -- основа и суть!"

Мудрецы нас к науке хотят повернуть.

Но, боюсь, кто-нибудь вдруг придет и заявит:

"Эй, слепцы! Есть иной, вам неведомый путь!"