Омар Хайям рубаи стихи афоризмы великого поэта читать рубаи о надежде омара хайяма,
стихи о сути четверостишья омара хайяма,
афоризмы омара хайяма лучшие,
стихотворения хайяма сборник.

НА ГЛАВНУЮ


 рубаи  10

 рубаи  20

 рубаи  30

 рубаи  40

рубаи  50

рубаи  60

рубаи  70

рубаи  80

рубаи  90

 рубаи  100

(перевод Стрижкова)



[str-0071] 

Знаю, сущность твоя недоступна уму,

Мой бунт иль покорность Тебе ни к чему.

Я, погрязший в грехах, жив одною надеждой:

Милосердный, простишь Ты рабу своему.

[str-0072]

Тайны мира постиг проницательный взор:

Все на свете поистине глупость и вздор.

И куда ни взгляну я -- о, слава Аллаху! 

Угрожают мне беды, несчастья, позор.

[str-0073]

Не избавиться мне от житейских оков,

Я не рад, что несчастный мой жребий таков.

У судьбы я учился прилежно и долго,

Но всегда оставался в числе дураков.

[str-0074]

Кто всегда недовольный и грустный сидит,

Тот судьбу повергает в смятенье и стыд.

Пей, Хайям, пока чаша твоя не разбилась,

Веселись, пока нежная флейта звучит.

[str-0075]

Не кори тех, кто пьян, уходя с кутежа,

Не живи лицемерьем, неправде служа.

Ты не пьешь, но гордиться тебе не пристало:

Твой порок хуже пьянства, презренный ханжа.

[str-0076]

Правда в сердце у мудрого долго таится,

Словно птица Анка, потаенная птица. 

Так в жемчужницу капля морская внедрится,

Чтобы ясным сиянием втайне налиться.

[str-0077]

Будешь в обществе гордых ученых ослов,

Постарайся ослом притвориться без слов,

Ибо каждого, кто не осел, эти дурни

Обвиняют немедля в подрыве основ.

[str-0078] 

Держит чашу рука, а другая -- Коран: 

То молюсь до упаду, то до смерти пьян.

Как лишь терпит нас мраморный свод бирюзовый -

Не кафиров совсем, не совсем мусульман. 

[str-0079]

Известно, в мире все лишь суета сует:

Будь весел, не горюй, стоит на этом свет.

Что было, то прошло, что будет -- неизвестно, -

Так не тужи о том, чего сегодня нет.

[str-0080]

Тот, кто милых красавиц с улыбкой сдружил,

Кто в скорбящее сердце страданье вложил,

Если счастье не дал нам -- не ропщем, не плачем,

Ибо многих он даже надежды лишил.