Омар Хайям и другие - мировые восточные поэты.
Восточная поэзия - кыта стихи востока.

 .
ГЛАВНАЯ
содержание:

 
Рудаки
  
Рудаки
  
Рудаки
  
Рудаки
  
Насир Хосров
  
Насир Хосров
  
Насир Хосров
  
Омар Хайям
  
Омар Хайям
  
Руми
 
Руми
  
Руми
  
Руми
  
Руми
  
Руми

   
   
хайям о жизни
хайям о любви
хайям о вине
хайям о счастье
хайям о мире
хайям о людях
хайям о боге
о кувшине
о смысле жизни
о смерти
 
мудрости жизни
 
хайям и любовь
хайям и власть
хайям и дураки
  
рубаи  100
рубаи  200
рубаи  300
рубаи  400
рубаи  500
  
рубаи   600
рубаи   700
рубаи   800
рубаи   900
рубаи 1000
 
восточная мудрость

Восточные стихи. Поэт Рудаки.

Абульхасан Рудаки

КЫТА И РАЗЛИЧНЫЕ ФРАГМЕНТЫ
Мир удивителен, о милый друг!
Вот так вращается небесный свод:
То сделает тебя судьба царем,
Тебе державу даст, венец, почет,
То, слабенького, бросит под сошник,
Всего тебя изрежет, перетрет.
* * *
Вселенная! То мачеха, то мать,
Ты почему детьми огорчена?
К чему тебе подпорки или столб,
Стальная дверь, кирпичная стена?
* * *
Ты птицу видел ли, что вдруг птенца лишилась?
Как плачет жалобно, охвачена тоскою!
Скажи мне, сокола ты видел ли седого?
Все зубы выпали, спина сходна с клюкою.
* * *
Да, верно: к мудрецу наш мир несправедлив.
От мира благ не жди, а будь трудолюбив.
Бери и отдавай, затем что счастлив тот,
Кто брал и отдавал, богатства накопив.
* * *
Как тебе не надоело в каждом ближнем видеть скрягу,
Быть слепым и равнодушным к человеческой судьбе!
Изгони из сердца жадность, ничего не жди от мира,
И тотчас безмерно щедрым мир покажется тебе.
* * *
Едва замыслит дерзкий враг вступить с тобой в сраженье.
Вдруг разорвутся у него от страха все суставы.
Из-за того, что правишь ты, день следует за ночью,
Стал сокол другом воробью, блюдя закон твой правый.
Скорее вырви у врага ты древо жизни с корнем,
Чтоб в нашей жизни ты продлил веселья и забавы!
Покуда существует жизнь, пока в круженье вечном
Небесный неизменен свод, высокий, величавый,
Пусть в мире, в радости живут твои друзья и братья,
Пусть плачут в горе и в беде враги твоей державы!
* * *
Я понял, что прелесть такую не выразить словом певучим,
Бессильны хвалы золотые и трогательные газели.
Сама ее суть — песнопенье, и даже сильней песнопенья,
В сравненье с ее красотою слова на земле потускнели!
Лишь утвердил ты справедливость — под лазурный небосвод
Сокрылись каверзы насилья от вниманья бытия.
Так, что расчесывает сокол, словно ветер — колоски,
Своими острыми когтями хохолок у воробья.
* * *
На рассвете слышу я звуки тихого стенанья…
. . . .. . . . ..
Милый друг, мне грустный стон арфы лебедеподобной
Кажется на слух милей, чем Аллаху восхваленья.
Заунывный томный лад мне всегда напоминает
Лани раненой мольбы и предсмертные томленья.
Нет, не пронзено стрелой тело арфы, по как часто
Ранит стрелами она все сердца без сожаленья!
То рыдает, то зовет, то, притихнув, робко стонет,
Утром, ночью внемлем ей, не скрывая удивленья.
Бессловесна, но зато сладостно красноречива,
О влюбленных говорит и дрожит от умиленья.
То разумного она властно закует в оковы,
То безумца наградит кратким счастьем просветленья.
* * *
Когда мы в ярости, когда больны мы гневом,
Что может быть стихов целительней и краше?
Прохладный ветерок приносит нам отраду,
От пламени пиров светлеет сердце наше.
Рубиновым вином утешь меня, о кравчий,
Из жбана мне налей — найду забвенье в чаше.
* * *
Если туча над твоим гордым стягом проплывет,
Если волны твоего благородства забурлят,—
Хлынут на твоих друзей золото и жемчуга,
А на недругов твоих ниспадут песок и град!
Все, что видишь, все, что любишь, недостойно мудреца,
Зелень, и миндаль, и вина — нет им счета, нет конца!
Мир — змея, а честолюбец — ото тот, кто ловит змей,
Но змея от века губит неудачного ловца.
* * *
О время! Юношей богатым, светлоречивым, ясноликим
Сюда для службы он явился на гордом скакуне верхом.
Ну, а понравится ль он шаху, когда спустя десятилетья
Он возвратится нищий, старый, проделав дальний путь пешком?
* * *
Просителей иные не выносят,
Не выслушав, на полуслове бросят.
Ты слушаешь, но выслушать не в силах,
А каково же мне, который просит?
Когда цветет тюльпан — вино прекрасно,
Тюльпан расцвел — вино тебе подносят!
* * *
Ожесточась, изгнал я из дому тебя,
И на тебя свои грехи я перенес.
Как только ты ушел из дома моего,
Я пролил кровь из глаз. Но знаешь, в чем вопрос?
Мне странно, я дивлюсь поступку своему,
Мне горько, мне смешно от этих жарких слез.
* * *
Ты — лев, который стал потомком дива,
Ты — лань, ты чащи горные тревожишь.
Ты — солнце: быстрота твоя такая,
Что атома быстрей промчаться можешь.
* * *
Ты на доске, где моют мертвецов,
Недвижная, лежишь ты на спине.
Смотрю, опали груди у тебя,
Не вьются кудри… Плачу в тишине:
Я старым был, я был уже седым,
Когда ты молодость вернула мне.
* * *
Все сыплет, сыплет град из черной тучи —
Слетают звезды на холодный прах.
Ты можешь поскользнуться, это верно,
Но все же устоишь ты на ногах.
* * *
О Мадж, мои стихи читай, ты их постиг:
Я — разум и душа, ты — тело и язык.
Мы будем пить вино и целовать подруг,
Для наслаждения мы изберем цветник.
* * *
Ты любишь стан подруги круглобедрой,
Пьянящие глаза шалуньи смуглой,
Ячменным хлебом ты пренебрегаешь,
Ты тянешься к лепешке пышной, круглой.
* * *
Сынок, для злого мира мы сделались добычей,
Смерть — ворон, мы же — пташки: нет хуже доли птичьей!
В непрочном этом мире все, что цветет, увянет.
Смерть в ступе истолчет нас: таков ее обычай.
* * *
Как жаль, что отпрыск неразумный
Рождается от мудреца:
Не получает сын в наследство
Талант и знания отца.
* * *
Для сада разума — ты осень,
Весна — для цветника любви.
Меня любовь зовет пророком —
Творцом любви себя зови.
* * *
Платан изогнулся, как лук хлопкочеса,
Снег на гору выпал, лежит на вершине.
Где было прелестно, теперь неприглядно,
Где было прекрасно, там мрачно отныне.
* * *
На мир взгляни разумным оком,
Не так, как прежде ты глядел.
Мир — это море. Плыть желаешь?
Построй корабль из добрых дел.
* * *
Как ни ласкай змею, назвав любимым чадом,—
Она, рассвирепев, тебя отравит ядом.
Кто мерзок — мерзостью змеиной обладает,
С мерзавцем не водись, не будь с презренным рядом.
* * *
О, сахарны ее уста, бесценный этот сахар сладок,
Из-за ее кудрей пришла торговля амброю в упадок.
К тему мне разговор пустой о знаньях, о вещах ученых?
О мой кумир, я откажусь от легкомысленных повадок!
Так, как алоэ, никогда тростник благоухать не может,
Но сладости в алоэ нет, как в сахаре, — таков порядок!
* * *
О сердце, снова ты в когтях орлиных,—
С ней по заслугам надо расплатиться!
Ей говорю: «Жить без тебя не буду,
Ты — солнце мира, я — твоя частица!»
* * *
Кудри струятся ее, как вода,
Если шумит над водой ветерок.
Стан её кажется нам волоском,
Если пред нами один волосок.
* * *
Времени одежда сделалась грязна,
Юноша, отныне в прачечной она,
Скомкана, узоры выцвели на ткани,
Вот и жду я: что же выйдет из лохани?
* * *
Время — конь, а ты — объездчик; мчись отважно на ветру!
Время — мяч: стань крепкой клюшкой, чтобы выиграть игру!
Музыкант весьма искусен, сила есть в его руках,
Но сильней рука поэта, что приучена к перу!
* * *
Мы знаем: только бог не схож ни с кем из смертных,
Ни с кем ты не сходна, а краше божества!
Кто скажет: «День встает!» — на солнце нам укажет,
Но только на тебя укажет он сперва.
Ты — все, что человек в былые дни прославил,
И ты — грядущего хвалебные слова!
* * *
В конце концов любой из нас на два способен дела:
Иль принимает он удар, иль ударяет смело.
Нет ничего, что до конца познало б разрушенье,
Нет никого, кто б сразу был разрушен до предела.
* * *
Покуда дикий лук поднялся из земли,
Цвет ржавчины везде поля приобрели.
И каждый обнажил окровавленный нож:
Из лука дикого теперь обед хорош.
* * *
Слышу два великих слова — и страдаю, оскорбленный;
Их впустую чернь склоняет, не постигнув их законы.
О красавице прекрасной говорят: «Она прекрасна!»
Кто влюблен, того влюбленным кличет голос изумленный.
Это больно мне, подруга, ибо только ты прекрасна,
Это больно мне, страдальцу, ибо только я — влюбленный.
ЗАГАДКА
Он без ушей отлично слышит, он хром, а поступь так легка
Лишенный глаз, весь мир он видит, красноречив без языка
Как стан любовницы, он гибок, змее движеньями подобен;
Он наделен печали цветом и грозной остротой клинка.
* * *
Не для того свои седины я крашу в черный цвет,
Чтоб молодым считаться снова, грешить на склоне лет:
Кто скорбно плачет об умершем, тот в черное одет,
Скорбя о юности, седины я крашу в черный цвет.
* * *
Разумного мы хвалим, когда он скажет слово,
Но мудрый не похвалит невежду записного.
Нам пользы не приносит сладкоречивый скряга,
Козел не станет жирным от ласкового зова.
* * *
Цветок мой желанный, кумир тонкостанный,
О, где долгожданный напиток твой пьяный?
Он веет прохладой. Меня ты обрадуй
Хмельною отрадой зимы несказанной.
* * *
Вещам не зная истинной цены,
Ужель ты создан богом для войны?
Послушай, обладатель жизни краткой,
Ужель тебе сражения нужны?
* * *
Сей бренный мир отринь, понять умея,
Что он похож на шутку чародея.
Его добро сравни с пустою сказкой,
К дорогам зла ого не тяготея.
* * *
Всевышний спас меня от горя, четыре качества мне дав:
Прославленное имя, разум, здоровье и хороший нрав.
Любой, кому даны всевышним четыре качества такие,
Пройдет свой долгий путь без горя, людских печалей не узнав.
* * *
Налей того вина, что, если капнет в Нил,
То пьяным целый век пребудет крокодил,
А если выпьет лань, то станет грозным львом,
Тем львом, что и пантер и тигров устрашил.
* * *
Приди, утешь меня рубиновым вином.
На чанге заиграй, мы пить с тобой начнем.
Такого дай вина, чтоб яхонтом сверкнул
Тот камушек степной, что отразится в нем.
..............................................................................
© Copyright: восточные стихи поэзия востока 

 


 
 

    

   

 
  Омар Хайям и другие восточные поэты, поэзия востока. Древняя иранская персидская таджикская поэзия. Восточные стихи читать онлайн.